Дианова Т. В. Филигрань "Кувшин" XVII в.

        Филигрань "Кувшин" XVII в. / Составитель кандидат исторических наук Т. В. Дианова. ГИМ. М., 1989.

 

         В современном филиграноведении наметились две линии исследования водяных знаков. С одной стороны — специалисты изучают филиграни бумаги, производившейся или бытовавшей в определенной стране или ря­де стран. Результаты подобных исследований находят отражение в справочных альбомах, включающих множество различных типов филиграней, подобных классическому труду Ш. Брике1. С другой стороны, в последнее время все чаще появляются труды и обзоры, посвященные филиграням одного типа. Таковы некоторые работы А. А. Гераклитова, С. А. Клепикова, М. В. Кукушкиной, В. А. Мошина, Г. Пиккара и других исследователей2.

         Настоящая работа посвящена изучению филиграни "кувшин" и исполь­зованию бумаги с этим типом филиграни в источниках XVII в.

         Работа ставит следующие задачи: выявить значение типа филиграни "кувшин" для XVII в., показать степень изученности его в литературе, проследить эволюцию этого типа в XVII в., т. е. выяснить палеографию знака, а также провести систематизацию и классификацию. Конечная цель работы — выявление хронологических возможностей различных разно­видностей филиграни "кувшин" ХУП в. и использование их в источнико­ведческом плане.

        Изучение и выделение из ряда множества других типов филиграней водяного знака типа "кувшин" имеет особо важное значение. Это объясняется тем исключительным положением, которое занимает эта филигрань среди многих типов водяных знаков. Тип филиграни "кувшин" имел длительный период употребления в бумаге рукописных и печатных памятников. Появившись в первые десятилетия XVI в., эта филигрань встречается в последующие два века, получает особенно широкое распространение в первой половине XVII в. и эпизодически появляется в письменных и печатных источниках последней четверти XVII в. Таким образом, период бытования этого водяного знака длится около четырех веков. Значимость его в источниковедении очевидна, и поэтому он должен быть изучен со всею тщательностью. Между тем в справочной литературе по водяным знакам, а также в работах исследовательского характера, как отечественных, так и зарубежных, филигрань "кувшин" не получила полного раскрытия. Это относится главным образом& к вопросу использования типа "кувшин" в XVII в. Работ, посвященных специально этому водяному знаку, нет, хотя в справочниках сводного характера тип "кувшин" нашел свое место. || (с. 2)

        Обращаться к изучению одного типа водяного знака можно лишь тогда, когда имеется материал, возможно полно отражающий эволюцию этого типа во весь период бытованья его в бумаге. Но если этот период определяется широкими хронологическими границами, то эволюцию типа проследить нелегко, так как не все формы водяного знака бывают равномерно представлены в литературе. Разновидности раннего периода — XIV–XVI вв. — изучены и представлены в литературе значительно полнее, чем филиграни типа "кувшин" XVII в., т. е. времени его наибольшего употребления.

        Об истории этого типа свидетельствуют формы, начиная с XIV в. Значительное число вариантов "кувшина" XIV в, представлено в альбоме В. А. Мошина3 — всего 68 номеров, из них самый ранний — 1320 г., самый поздний — 1365–1380-х гг. Ранние формы "кувшина" изучались также Брике4. В его альбоме их группа представлена двенадцатью разновидностями. Все "кувшины" подобной формы являются марками бумаги итальянского производства. Их прототипом служил глиняный кувшин. В альбоме Н. П. Лихачева имеется только один водяной знак этой ранней формы, относящийся к XIV в.5 В более ранней работе этого же автора четыре фи­лиграни XIV в.6

        Филиграни типа "кувшин" XV – XVI вв. чрезвычайно многочисленны и широко представлены в литературе во многих разновидностях и вариантах. Наибольшее число — свыше 400 знаков — выявлено Ш. Брике, который, кропотливо изучив архивные материалы, доказал французское происхождение бумаги с филигранью "кувшин" в XV–XVI вв.7 Ему удалось установить какие именно разновидности этого типа выпускались бумажными мельницами отдельных провинций Франции. Более двухсот разновидностей "кувшина" XV–XVI вв. включено в названные альбомы Лихачева. Отдельные знаки типа "кувшин" до XVII в. имеются в альбоме К. Я. Тромонина8.

        В сводных справочниках, посвященных филиграням бумаги XVII–XVIII вв., тип "кувшин" рассматривается наряду с другими типами филиграней этого периода. Он получает лишь частичное освещение в названных трудах К. Я. Тромонина, Н. П. Лихачева, а также справочниках И. Кама­нина и О. Витвяцкой, Е. Г. Лауцявичуса, А. А. Гераклитова, В. Черчилля, Е. Хивуда9. Остановимся на количественных и качественных характеристиках знаков XVII в. исследуемого типа, имеющихся в литературе. В альбоме Тромонина из 103 филиграней типа "кувшин" на XVII в. приходится 79 водяных знаков, причем 20 представляют фрагменты этого знака. Н. П. Лихачев специально бумагой XVII в. не занимался. В его справочниках приведено всего около 15 филиграней типа "кувшин" рубежа XVI–||(с. 3)

XVII вв. В работе И. Каманина, О. Витвицкой — 36 вариантов филиграни "кувшин" (№№ 1265–1301). Часть знаков сильно искажена, а у некоторых знаков литеры на тулове "кувшина" неясны. В справочнике Е. Г. Лауцявичуса тип "кувшин" представлен 67 филигранями (№№ 500–567). Из них девять относятся к XVI в., 26 водяных знаков — ваза с цветами — характерны для литовских земель, а в источниках русского происхождения не встречены. Почти полностью отсутствуют в труде Е. Г. Лауцявичуса двуручные "кувшины", а также "кувшины" первых двух десятилетий XVI в. В альбоме Е. Хивуда приведено 159 вариантов "кувшина" (№№ 3536–3695), но только 20 относятся к первому десятилетию XVII в. Еще меньшим числом филиграней тип "кувшин" представлен в труде В. Черчилля. Из 16 филиграней (№№ 458–473) одна относится к XVIII в., три — не датированы, и только 12 представляют формы XVII в.

        Наиболее полно филигрань типа "кувшин" XVII в. представлена в альбоме А. А. Гераклитова (всего 569 знаков — №№ 384–953). Тем не менее отсутствие многих изданий XVII в. в Саратовском архиве, с материалами которого работал Гераклитов, не могло не отразиться на широте подбора материала альбома. Кроме того, существенным недостатком является то обстоятельство, что целый ряд разновидностей филиграни представлен вариантами, возникшими не в результате изменения бумажной формы, а в результате искажений, связанных с трудностями авторской пересъемки первоисточника (ученый работал в 20-е гг. при коптилке). Так, №№ 390–395 передают дублеты рисунка филиграней только одной разновидности, а не являются новыми вариантами новой разновидности. И таких примеров множество:№№ 460–466, 469–474, 488–494, 501–503, 550–557 и т. д. Незначительные отличия, изображенных под этими номерами вариантов знаков, не представляют временную эволюцию филиграни, а являются примером дефектной пересъемки. Необходимо учитывать, что если в источнике встречены два одинаковых "кувшина", но у одного чуть шире, а у другого чуть уже ручки иля другие детали, то это означает, что у мастера было две формы для отлива бумаги, существовавших одновременно. А на каждой мельнице работало несколько мастеров, и в таком случае новой хронологической даты искать не следует. Повторы одного и того же знака, приведенные в альбоме А. А. Гераклитова, — это не формы разных мастеров. Они отражают только погрешности пересъемки, я удаление их из альбома сократило бы количество филиграней типа "кувшин" приблизительно до 300 экз. и облегчило бы их нахождение в альбоме.

        Далее, некоторые рисунки филиграней "кувшин" в альбоме О. А. Гераклитова представлены в искажением виде, с неправильным прочтением || (с. 4) букв на тулове "кувшина" и деталей украшений на крышке, горле и поддоне. Например, под № 724 изображен "кувшин" с буквами I/IR на тулове. При более тщательном прочтении этой филиграни нами выявлены буквы F/PR, а также трилистники на горле "кувшина" и на поддоне. У "кув­шина" под №№ 574–580 буквы на тулове прочтены как I/OO, а в действитальности две нижние буквы не O, а Q; под №№ 826–829 у "кувшина" нечитаемые литеры и искажены детали крышки и ее украшения, при внимательном просмотре буквы читаются как N/LM. Подобные примеры могут быть продолжены. Не случайно сам А. А. Гераклитов с осторожностью относился к буквенному сочетанию на тулове "кувшина" как к датирующему признаку, отнюдь не недооценивая этот признак. Он обращал внимание на возможность неточного прочтения букв, во-первых, в силу схожести рисунка ряда букв, а во-вторых, в силу трудностей правильного прочтения филиграни с листов печатной книги, о двух сторон покрытых типографской краской10. Поэтому при выявления хронологических показаний и при классификации водяного знака "кувшин" А. А. Гераклитов ре­шающее значение справедливо придавал графической форме знака.

        Источниковедческое использование на современном уровне водяного знака типа "кувшин" потребовало изучения палеографии этого типа на новом, более полном и неискаженном при пересъемке материале. Такой материал был получен в результате обследования бумаги изданий Москов­ского печатного двора XVII в. и привлечения отдельных украинских изданий второй половины XVII в.

        Тщательный анализ филиграней бумаги изданий Москвы и Московского печатного двора XVII в. позволил нам выявить свыше 550 вариантов водяного знака типа "кувшин". Для правильного понимания значимости филиграни "кувшин" в бумаге Московского государства XVII в. нами была составлена таблица (см. приложение I), включающая издания Москвы, хранящиеся в собрании ГИМ. Издания расположены по хронологическому принципу, с учетом размера книги, количества экземпляров, рассмотренных в каждом тираже. В таблице отражено общее количество всех типов водяных знаков а их разновидностях и вариантах во всех имеющихся в нашем распоряжении экземплярах книг от каждого тиража и число филиграней типа "кувшин" среди этого общего количества. Кроме того, в таблице оговаривается однородность или неоднородность бумаги& книг в пределах одного тиража, если в нашем распоряжении не один, а несколько экземпляров. Как правило, в книгах Московского печатного двора определенный набор филиграней повторяется в экземплярах одного тиража и отличен от набора филиграней другого тиража. || (с. 5)

        Анализ данных этой таблицы наглядно показал преобладание в пер­вой половине XVII в. водяного знака типа "кувшин". Эту филигрань мож­но считать основным знаком первой половины XVII в. в изданиях Москвы. За первую четверть XVII в. просмотрено 34 издания, и во всех книгах имеется филигрань "кувшин". За вторую четверть просмотрено 105 изданий, 45 из них имеют филигрань "кувшин". Во второй половине XVII в. в бумаге, употреблявшейся в русском государстве "кувшин" встречается очень редко: только в 10 изданиях из 293 обследованных (5 — московских, 1 — Иверского монастыря и 4 — киевских) встречены на отдельных единичных листах филиграни типа "кувшин" позднего происхождения.

        Каков же удельный вес бумаги с филигранью "кувшин" по отношению к бумаге с другими типами филиграней на протяжении первой половины XVII в.? С 1600 до 1616 г. в бумаге просмотренных нами 18 московских изданий филигрань "кувшин" является единственным типом, представленним в различных вариантах и разновидностях. Исключение составляет бумага изданий Радищевского Евангелия напрестольного и Устава церковного 1607–1610 гг. С 1618 по 1625 г., несмотря на появление других типов филиграней, водяной знак "кувшин" имеется в бумаге всех 17 рассмотренных изданий и занимает основное место по отношению к другим типам водяных знаков. Так, например, в Триоди цветной 1621 г. из 42 филиграней — 40 относятся к типу "кувшин"; в Апостоле 1623 г. из 25 филиграней — 20 типа "кувшин"; в Требнике 1625 г. из 46 филиграней — 42 типа "кувшин". В период 1625–1630 гг. в изданиях Московского печатного двора филигрань "кувшин" встречается нерегулярно, хотя в тех тиражах, где этот водяной знак имеется, отмечено его преобладание над другими знаками. Так, например, в Минее служебной за май 1626 г. из 12 филиграней — 11 типа "кувшин"; в Минее за июнь 1626 г. 20 разновидностей "кувшина"; а в Минее за август 1630 г. из 42 водяных знаков — 30 относятся к типу "кувшин". Однако в это же время Московский печатный двор выпускает отдельные издания, в бумаге которых фи­лигрань типа "кувшин" отсутствует. К таким изданиям можно отнести Псалтырь следованную 1625 г., Апостол 1631 г., а также издания Царской типографии: Напрестольные евангелия 1625–1627 гг., 1627–1628 гг. и Псалтырь 1632 г. Эти книги имеют формат "в большой лист" (б.10), что обусловило наличие особой бумаги с различными гербовыми щитами. С 1630 по 1635 г. филигрань типа "кувшин" в изданиях Москвы встречается нечасто. Она отмечена лишь в двух изданиях 1633 г.: Уставе церковном и Служебнике, в которых она преобладает над другими типами. После 1635 г. и до 1640 г. филигрань типа "кувшин" вновь регулярно || (с. 6) встречается в бумаге изданий Московского печатного двора, но постепенно уступая первенствующее место другим типам филиграней. Так, например, в Минее служебной за сентябрь 1636 г. из 37 филиграней только семь относятся& типу "кувшин", в Псалтыри следованной 1635–1636 гг. из 27 водяных знаков шесть принадлежат к типу "кувшин"; в Трефолое, издававшемся с 1636 по 1639 г., из 59 водяных знаков 19 относятся к типу "кувшин". После 1640 г. бумага с филигранью "кувшин" встречается редко. Только в изданиях 1644–1645 гг. Минее служебной годовой филигрань типа "кувшин" составляет около 1/3 части от общего количества водяных знаков бумаги этих изданий.

        Во второй половине XVII в. филигрань "кувшин" почти не встречается в изданиях Москвы. Появление филиграни "кувшин" на одном – двух листах в книгах 10 изданий за полувековой период говорит о почти полном вытеснении этого типа из бумаги, употреблявшейся для книгопечатания.

        Суммируя вышеизложенное, можно сказать, что филигрань типа "кувшин" является главным и основным водяным знаком бумаги первой четверти ХУП в., а затем начинается постепенное уменьшение употреб­ления бумаги с этой филигранью на Московском печатном дворе. И 40-е гг. XVII в. являются последними годами значительного употребле­ния бумаги с филигранью "кувшин".

        Эти наблюдения, казалось бы, подтверждают положение А. А. Герак­литова о "катастрофическом" характере исчезновения знаков "кувшин" после 40-х гг. в Москве11. Однако это замечание справедливо лишь по отношению к печатным книгам Москвы XVII в. Между тем, как показывает бумага документов западноевропейских архивов, на базе которых по­строено исследование Е. Хивуда, бумажные формы с филигранью типа "кувшин" продолжают употребляться на бумажных мельницах во второй половине XVII в.12

        Обследование рукописных книг и документальных материалов рус­ского происхождения отдела рукописей ГИМ позволило выявить 17 разновидностей филиграни типа "кувшин", относящихся ко второй полови­ не XVII в. Все это дает право утверждать, что бумага с филигранью "кувшин" приобреталась и использовалась во второй половине XVII в. в России, хотя и в незначительном количестве.

        Бумагу с клеймом "кувшин" на Руси называли бумагой "под оловенндком". Это вполне понятно, так как по своему рисунку филиграни типа "кувшин" XV–XVII вв. воспроизводят формы оловянных кувшинов этого времени. || (с. 7)

        По данным Московского печатного двора среди сортов бумаги, по­ купаемой в первой половине XVII в. для печатных книг и для письма, упомянуты следующие: "148 год (1639) декабря в 25 день куплено у немчина Якова Яковлева бумаги с клеймом царево венца 160 стоп по 23 алтына 2 деньги стопа, и того 112 р.; бумаги под травкою и под оловенником (подчеркнуто нами, — Т. Д.) 191 стопа по 20 алтын стопа, и того 114 рублей 20 алтын, обоего 226 р. 20 алтын. 31 декабря куплено у москвитина Алексея Иванова сына Рагозы бумаги царева венца 145 по 26 алтын стопа, и того 112 р. 3 алтына 2 деньги; 119 стоп под оловенником по 22 алтына стопа, и того 78 р. 18 алтын; обоего 191 р. 21 алт. 2 д.; 12 генваря куплено у торгового человека патриаршего крестьянина москвитина Ивана Тимофеева сына прозвище Смолки бумаги разных клеем — 100 стоп под ребем и 100 стоп под оловенником по 26 ал­тын 4 денги стопа"13.

        О покупке бумаги с клеймам "кувшин" во второй половине XVII в. известно из прейскуранта иностранных товаров в Москве на 30 мая 1674 г., где среди бумаги с такими клеймами как "шутовской колпак", "Амстердамский герб", "белые лилии" упомянута бумага с клеймом "кувшин" по ценам: "теперешняя 85 копеек: наинизшая — 75 копеек; наивысшая 95 копеек за стопу"14.

        Особый интерес представляет вопрос о странах производства бумаги в XVII в. Многие формы одноручного и двуручного кувшина французского происхождения XVI – рубежа XVII в., изученные Ш. Брике, продолжают встречаться в первой четверти XVII в. Следовательно, можно ут­верждать, что они также изготовлялись на мельницах Франции в Шампануазе, Оверне, Дофине, Пьемонте, Турени, Нормандии, Кампании, Ангу­леме и других провинциях. "Кувшин" более крупных размеров (№ 12690 у Брике) происходит из Эльзаса. Для XVII в. Брике приводит рисунок

 

Рис. 1

Рис. 1.

 

двуручного "кувшина" типа "вазы" из документа 1629 г. Бумага о такой маркой изготовлялась на мельнице Jehana Gros в малой Шампани15. Родственные данному рисунку формы встречаются в бумаге русских печатных и рукописных книг 20 — до конца 30-х гг. XVII в. в большом количестве (рис. 1).

        Советские исследователи А. А. Гераклитов и С. А. Клепиков также придерживаются мнения о том, что бумага с филигранью "кувшин" изготовлялась главным образом на французских бумажных мельницах16. || (с. 8)

        Приобретение бумаги в Русском государстве в XVII в. шло большей частью через голландских купцов, но это не означало, что они торговали товаром отечественного производства. Как указал Н. П. Лихачев: "Голландия вплоть до второй половины XVII в. служила как бы складом для французской бумаги"17.

        Итак, основная масса одноручных и двуручных разновидностей фи­лиграни "кувшин" XVII в. французского происхождения, и только незначительное количество филиграней, главным образом "вазы с букетами цветов" и некоторые "кувшины" XVII в., встреченные в украинских из­даниях, относятся к другим странам производства.

        Следующей важной проблемой в изучении филиграней типа "кувшин" является вопрос о классификации водяных знаков. Эта проблема в пределах типа остается наиболее сложной и спорной. Объяснение этому можно найти в своеобразии и многочисленности типов водяных знаков, а также специфике каждого из них. Поэтому различные исследователи решают этот вопрос в зависимости от количества вариантов и сложности графики исследуемого типе. Единой основой или специфическим критерием классификации в рамках типа является внешнее изменение графики водяных знаков в пределах хронологических периодов, неравных по времени. На этом принципе строил свою классификацию Брике. Выбор главного критерия в изменяющейся графике водяного знака у исследователей не однозначен. Если С. А. Клепиков18, а ранее Резцов Н. А.19 таким критерием считали и литературное сопровождение знака, то большинство русских и западноевропейских исследователей с некоторой осторожностью относились к этой части рисунка знака, опираясь главным образом, вслед за Ш. Брике, на эволюцию внешней формы и дополня­ющих деталей филиграни. В основу классификации водяного знака "кувшин" в настоящем исследовании положена в качестве главного критерия хронологическая изменяемость графической формы крышки, ее размера и украшений, а также формы тулова и поддона.

        Для установления правильных хронологических показаний водяного знака "кувшин" и использования его в источниковедческих целях необходимо было провести классификацию, для чего следовало проследить внутри типа время возникновения отдельных групп разновидностей фи­лиграней типа "кувшин" и наметить основные этапы его эволюции.

        За длительный период существования филигрань "кувшин" в XVII в. прошла усложняющуюся во времени эволюцию. Это позволило выделить группы разновидностей знаков, характерные для определенных периодов. Но, прежде чем переходить к их рассмотрению, необходимо остановить||(с.9)ся на терминологии типа в целом и отдельных частей филиграни "кувшин".

        По терминологии Н. П. Лихачева, которая положена в основу настоящей работы, типом названа совокупность филиграней одного наименования, в данном случае "кувшин"20. В пределах типа знаки делятся на ряд разновидностей, большей частью указывающих на разные периоды времени, но иногда сосуществующие. Каждая разновидность констатируется большим количеством вариантов. Так как у мастера было несколько форм, которые часто менялись из-за хрупкости, то поэтому в рукописях и печатных книгах встречаются два-три варианта одного и того же знака. Вари­анты — продукты одной мельницы, но разных форм. Функциональное назначение вариантов заключается в использовании их при сравнительном изу­чении знака в источниковедческих целях. Разновидности принимаются во внимание для указания на хронологический предал при отсутствии точного варианта.

        При классификации филиграни "кувшин" нами употреблен термин "группа". Этот термин используется в данной работе лишь как рабочий инструмент, ноне как новый классификационный термин, что обусловлено тем, что корпус знаков "кувшин" представлен чрезвычайно многочисленным материалом. Группы включают филиграни близких разновидностей. Термин "группа" применен и в труде В. А. Мошина при классификации им водяного знака "якорь"21.

        Итак, в общем типе "кувшина" мы различаем разновидности этого знака, встреченные во многих вариантах. В тип "кувшин" включены такие водяные знаки: 1 — простой кувшин, без крышки, с одной ручкой; 2 — кувшин с крышкой, над ней различные украшения, тулово симметричное (если форма не повреждена), одна или две ручки, на поддоне; 3 — ваза, всегда симметричная, с одной или двумя ручками, на поддоне.

 

Рис. 2

Рис. 2.

 

        Для частей сосуда мы приняли следующие термины: 1 — крышка; 2 — горло; 3 — носик; 4 — ручка; 5 — тулово; 6 — стоян; 7 — поддон (рис. 2).

        Мы различаем следующие украшения на крышке: корону, розетку, лилию, полумесяц, бусы, гребешок, круги, пирамиду, стрелу (рис. 3). На горле, стояне и тулове — пояски, полумесяцы, буквы, на поддоне — уступы. Ручки могут быть выведены одной чертой или иметь двойной очерк, простой или узорный; ручки могут || (с. 10) больше или меньше отклоняться от сосуда в бока, могут вверху оканчиваться выше или ниже крышки, могут иметь вид петли, дуги или извива.

 

Рис. 3

Рис. 3.

 

        Несколько слов о положении филиграни "кувшин" на бумажном листе, о ее соотношении с вержерами и понтюзо. Филигрань "кувшин", как правило, находится в центре книжного листа, если эта книга размером в 10 (в лист = in folio). Она располагается точно в центре между линией понтюзо, параллельно этим линиям. В рассмотренных нами книгах XVII в. расстояние между понтюзо определяется в 20 или 24 мм, а расстояние между вержерами постоянно определяется в 1 мм, и поэтому в справочных альбомах считаем целесообразным указывать соотношение каждой филиграни с вержерами и понтюзо.

        Приводим таблицу отдельных изданий Москвы за первую половину XVII в., по десятилетиям.

Издание Шифр

Год из-

дания

Расстояния между

понтюзо, мм

Минея служебная Хлуд., п.52 1610 24
Служебник Хлуд., п. 62 1616 24, 20
Потребник Мнш., 1681 1625 24
Псалтырь с восследованием Щап., 1431 1632 20
Потребник Царск., А 99 1633 20
Потребник Щап., 56 1636 20
Минея служебная Син., п. 71 1644 20

        Эволюция форм "кувшина" за период XVII в., выделение совокупности признаков филиграней данного типа, характерных для десятилетних периодов, могут быть названы палеографией этого водяного знака, а следовательно, отвечать на вопрос о времени применения в бумаге той или || (с. 11) иной разновидности "кувшина". Эти данные зафиксированы в таблицах (см. прил. 2, 3).

        Для первого десятилетия мы располагаем 69 знаками "кувшин", из них одноручных — 51, двуручных — 17. "Кувшины"одноручные условно можно разделить на группы следующим образом: первая группа — кувшин, крышка которого увенчана короной с розеткой — 27 форм (рис. 4а) и 6 форм подобного же кувшина, крышка которого увенчана короной под полумесяцем (рис. 4б). Кувшины этих двух близких, наиболее многочисленных, а следовательно, и характерных разновидностей опираются на поддон

 

Рис. 4

Рис. 4.

 

с одним уступом. На тулове между двух линий помещены буквы, иногда над ними или под ними располагается еще одна буква (комбинации букв варьируются и означают начальные буквы имен мастеров-бумажников). По горлу отдельных знаков этой группы проходит поясок. Кувшин всегда имеет крышку, которую венчает корона. Если на короне помещен полумесяц, то обычно у этих форм полумесяц помещается также и на горле кувшина, но эта разновидность для первого десятилетия не характерна и встречена у единичных вариантов. Наиболее распространена форма кувшина с короной под розеткой. Ручка выведена двумя линиями, около соединения ее с горлом кувшина на ней помещены пирамидкой три шарика. Такие формы одноручного кувшина с короной под розеткой сложились в середине ХУ1 в. и становятся обычными во второй половине XVI в. Варьируются лишь буквенные сочетания на тулове кувшина. Формы кувшина "под полумесяцем" чрезвычайно редки во второй половине XVI в. Отличить филиграни первой группы XVII в. от кувшинов XVI в. можно только выявив буквенные сочетания на тулове, так как размер кувшина я остальные детали, как показывает сравнение рисунков форм XVI и XVII вв. не имеют существенных отличий (рис. 5).

        Так, форма А отличается от формы Б лишь буквами на тулове, однако временной интервал составляет около 40 лет. || (с. 12)

 

Рис. 5

        А.        Б.        В.

Рис. 5.

 

         Вторую группу первого десятилетия XVII в. составляет разновидность одноручных кувшинов, близких по рисунку формам кувшинов первой группы, несущественным отличием их является то, что на крышке у них вместо короны помещен гребешок (либо под розеткой, либо под полумесяцем) (рис. 6а, 6б). Кувшины а и б относятся к XVIII в., кувшин в — по Ш. Брике, к 1564 г. Общая форма этих кувшинов восходит к прототипам XVI в. (рис. 6в), хотя кувшины XVII в., в деталях, имеют свои отличия.

 

Рис. 6

                а.                         б.                          в.

Рис. 6.

 

        Малочисленность этой группы кувшинов показывает, что в первом десятилетии XVII в. эта форма только начинает утверждаться. Остальные одноручные кувшины этого времени, не вошедшие в рассматриваемые группы, имеют индивидуальные формы, не получившие в дальнейшем развития (см. данное издание, №№ 309, 310, 312, 315 и др.). || (с. 13)

        Восемнадцать разновидностей двуручного кувшина, относящихся к первому десятилетию, так же, как и большая часть одноручных кувшинов этого времени, были созданы в конце XVI в. Об этом свидетельствуют даты, помещенные на туловах этих кувшинов: 1596, 1598, 1600-е гг. Рисунок горла, тулова, форма ручек, выведенных одной или двумя линиями, у всех кувшинов одинаковы (рис. 7а).

 

Рис. 7а

Рис. 7а.

 

Крышек эти кувшины не имеют. Отличием каждого варианта служат буквы на туло­ве, формы поддона, как правило, без уступа и главным образом украшения над кувшином: розетки, пирамидки из больших или малых кружков, а также полумесяцев (рис. 76).

 

Рис. 7б

Рис. 7б.

 

        Для второго десятилетия XVII в. характерны формы одноручного (69 знаков) и двуручного (29 знаков) кувшинов. Всего 98 варинатов этого типа. Из этого общего числа 21 филигрань употреблялась в первом десятилетии и продолжала встречаться во втором. Среди одноручных кувшинов употребляются обе группы разновидностей первого десятилетия: I — кувшин под короной, увенчанной розеткой или полумесяцем; II — кувшин под гребешком, также с розеткой или полумесяцем. Первая группа — кувшин под короной с розеткой (19 знаков) и под короной с полумесяцем (18 знаков). Размер кувшина этой группы по сравнению с || (с. 14) кувшином первого десятилетия не изменился. Форма тулова, поддона и ручек остается той же, что и в первом десятилетии XVII в., хотя большая часть кувшинов утратила пирамидку из трех шариков на ручке. По-прежнему варьируются комбинации букв на тулове. Изменения произошли в украшении крышки, форма короны получила несколько новых вариантов: на 5 ее зубцах, либо заостренных, либо округленных, помещаются (по три, две или одной) бусины в различных сочетаниях (рис. 8). Вариант короны не зависит от того, что ее венчает — розетка или полумесяц. Постепенное округление зубцов короны сближает эти варианты с группой кувшинов, на крышке которых помещен гребешок. И если первых становится все больше, то количество последних уменьшается. Нужно отметить, что количество форм под полумесяцем значительно возросло и стало таким же, как и под розеткой. В этой же группе имеется встреченная впервые в XVII в. разновидность кувшина, у которого можно видеть новые украшения не только на крышке, но и на поддоне, не имеющем уступа, где помещено изображение лилии (рис. 8а).

 

Рис. 8

Рис. 8. Рис. 8а.

 

        Во второй группе "кувшинов" под гребешком, который украшен розеткой (4 знака) или полумесяцем (7 знаков) — форма тулова и ручки по сравнению с первым десятилетием не изменилась, меняются только комбинации букв на тулове. В этой группе во втором десятилетни появляется новая разновидность: с гребешком, украшенным стрелой, устремленной вверх (6 знаков), (рис. 9). У трех кувшинов этой разновидности на горле помещена лилия (рис. 9а).

        Изучение формы одноручных кувшинов 20-х гг. XVII в. позволило выделить новую третью группу, появившуюся около 1615 г. Главная особен||(с. 15)ность кувшинов этой разновидности — отсутствие у них крышек. Тулово этих кувшинов несколько асимметрично, буквы на тулове располагаются не только горизонтально, но и вертикально. Все кувшины этой группы имеют четко выраженный носик; ручка, выведенная одной линией, присоединяется к горлу одной, чаще двумя петлями, а к тулову — всегда, одной петлей, поддон не имеет уступов (всего 7 знаков) (рис. 10).

 

Рис. 9-10

Рис. 9. Рис. 9а. Рис. 10.

 

        Наряду с тремя группами одноручных кувшинов, рассмотренных выше, во втором десятилетии встречаются индивидуальные формы, в силу малочисленности не поддающиеся группировке (всего 8 знаков), 5 из них по рисунку тулова и украшениям над крышкой напоминают двуручныекувшины, как бы утратившие одну ручку (например, № 313).

        Группа двуручных кувшинов возросла во втором десятилетии до 29 разновидностей и вариантов. Форма тулова, ручек и поддона остается та же, что и в первом десятилетии. Появляются новые сочетания букв на тулове. Создаются новые украшения над кувшином. Наряду с употреблением пирамидок из кружков и полумесяцев первого десятилетия, кружки и полумесяцы комбинируются во втором десятилетии в новых построениях, приведенных на рисунке 11а и 116, а также создаются новые украшения, включающие корону и лилию (рис. 11в). У двух разновидностей двуручного кувшина лилия помещена на тулове.
        Переходим к рассмотрению филиграней третьего десятилетия XVII в., давшего наибольшее количество вариантов типа "кувшин". Из печатных книг 1621 г. – 1630-х гг. выявлено всего 238 знаков, из них только 14 встречались ранее, во втором десятилетии. Все остальные формы бы||(с. 16)

 

Рис. 11а

Рис. 11 а.

 

Рис. 11 б в

Рис. 11 б. в.

 

ли созданы между 20-ми – 30-ми гг. XVII в. По-прежнему, как и в предыдущих десятилетиях, преобладают одноручные кувшины — 144 варианта, двуручных — 94. Среди одноручных кувшинов продолжают употребляться все группы разновидностей второго десятилетия, но численное соотношение подгрупп меняется. В первой группе, в которую входят две разновидности знаков одноручного кувшина — украшенные короной с розет­кой и короной с полумесяцем, — эти филиграни в первом десятилетии соотносились как 27:6, во втором десятилетии соотношение изменилось — 19:18, а в третьем десятилетии — 16:76. Становится ясно, что одноруч­ный кувшин, украшенный короной с полумесяцем, стал преобладающей формой, а кувшинов, корону которых венчает только розетка, становится все меньше. Наиболее распространенной и характерной формой этой группы является кувшин, у которого на скругленных зубцах короны (заостренные зубцы короны среди этих знаков больше не встречаются) помещено по одной бусине, а среднюю из них украшает розетка с полумесяцем. Таких знаков — 40. Отличаются филиграни друг от друга, главным образом, украшением на тулове (комбинации букв, полумесяцы, дополнительные полоски и кружки). У 15 знаков количество бусин на каждом зубце варьируется от 1 до 3. Среди знаков этой группы выделяется разновид­ность из 21 формы кувшинчика. На крышке эти знаки имеют особую формукороны, которая была только у двух знаков второго десятилетия (см. рис. 8а). Но во втором десятилетии эти знаки были увенчаны розеткой, || (с. 17) теперь же все формы венчает полумесяц, распространенный у знаков этого времени (рис. 12).

 

Рис. 12-14

Рис. 12. Рис. 13. Рис. 14.

 

        Среди остальных филиграней первой группы можно выделить новую разновидность — два кувшина, у которых значительно увеличены все украшения крышки, — зубцы, бусины и полумесяц, хотя размеры тулова, ручек и поддона те же, что и у остальных кувшинов. Как видим, намечается тенденция к увеличению общего размера знака (ряс. 13).

        Во второй группе кувшинов, крышка которых украшена гребешком, продолжают встречаться все разновидности второго десятилетия: кувшины под розеткой, стрелой и полумесяцем. Наибольшее количество вариантов, как и в первой группе, дает разновидность кувшина под полумесяцем: из 21 знака 12 под полумесяцем.

        Несколько увеличилось, по сравнению со вторым десятилетием, количество кувшинов третьей группы (кувшин без крышки), их стало 10. На тулове у них появляются новые варианты комбинаций букв.

        Изучение одноручных кувшинов третьего десятилетия и их классификация позволили выявить четвертую группу: разновидность родственных форм знака "кувшин", состоящую из девяти вариантов (рис. 14). Форма этих кувшинов напоминает вазу. Размер кувшинов этой группы белее значительный, горло короткое, ручка выведена одной или двумя линиями. Поддон опирается на уступ овальной формы или не имеет уступа. На тулове кувшинов этой формы отмечены пояски, идущие по горлу и тулову, различные сочетания букв. На крышке помещено сложное украшение, которое напоминает цветочный букет из розеток. || (с. 18)

        Кроме рассмотренных четырех групп одноручного кувшина в третьем десятилетии XVII в. появляются 12 форм знака, не дающих вариантов, внесенные в группу индивидуальных знаков. Например, № 318, 321, 327.

        Переходим к рассмотрению двуручных кувшинов третьего десятилетия XVII в. Они представлены 94 вариантами и значительно разнообразнее по своим формам, чем рассмотренные ранее. Из них восемь знаков принадлежат к тем формам второго десятилетия, которые продолжают употребляться и в начале третьего десятилетия. Первая группа — 34 кувшина, имеет ту же форму тулова я те же украшения над кувшинами, что указаны на рисунке, иллюстрирующем украшения двуручных кувшинов второго десятилетия. Отличия незначительны — в вариантах букв на тулове, в размере кружков и их комбинаций. К этой же группе можно отнести еще шесть знаков, у которых над обычной пирамидкой из маленьких полумесяцев или кружков, венчающих кувшин, помещается крупный полумесяц, т. е. характерное украшение одноручных кувшинов этого десятилетия (рис. 15). Наряду с широким употреблением форм, близких по рисунку формам второго десятилетия, в этот период появляются новые разновидности двуручного кувшина.

 

Рис. 15-18

Рис. 15. Рис. 16. Рис. 17. Рис. 18.

 

        Особым своеобразием отличается разновидность, представленная пятью вариантами, образующая вторую группу. Кувшины этой группы имеют непропорционально большую корону, поддон, с одним уступом или без него, ручки выведены одной линией, на тулоне помещены различные сочетания литер (рис. 16). Третью группу двуручных кувшинов составляют кувшины, близкие по размерам и рисункам тулова, поддона и украшениям на крышке формам одноручного кувшина этого времени из первой группы || (с. 19) (см. наст, издание № 213 и № 445). Эта разновидность насчитывает восемь вариантов знаков (рис. 17).

        При рассмотрении двуручных кувшинов 20-х – 30-х гг. ХУП в. отмечается огромное разнообразие форм кувшинов, с трудом поддающееся группировке. Это объясняется индивидуальным творчеством мастеров, создающих рисунки филиграней. Общая тенденция этого десятилетия — украшать кувшинчики полумесяцами-проявилась в формах филиграней следующей, четвертой группы из девяти знаков. Эти кувшины имеют различную величину, ручки выведены одной линией, на тулове, как правило, литеры; поверх горла украшение из спиралей, вытянутых вверх и завершающихся полумесяцем (рис. 18).

        Пятую группу двуручных кувшинов составляют четыре знака. По вытянутой форме тулова, узкому удлиненному горлу и изящно согнутым ручкам, выведенным одной линией, эта разновидность ближе к форме вазы,

 

Рис. 19

Рис. 19.

 

поддон имеет два уступа, над крышкой помещено украшение из кружков в виде пирамидки, не всегда правильной формы. На тулове помещены либо литеры, либо сложная фигура, состоящая из сердца под полумесяцем. Размер этих кувшинов свидетельствует об увеличении общего размера этого знака на протяжении XVII в. (рис. 19). В этом же десятилетии вновь начинает употребляться разновидность двуручного кувшина в виде вазы с трилистником, составляющую следующую — шестую группу. Рисунок вазы известен с XVI в. (см. Брике, №№ 12891–12907). Но рассматриваемые формы, особенно знаки с тремя крупными трилистниками в вазе, на поддоне с двойным уступом, характерны для XVII в. (см. прил. № 528, 529).

        Четырнадцать знаков двуручного кувшина третьего десятилетия " представляют по рисунку индивидуальные формы, и варианты их пока не выявлены. Формы их между собой отличны, но отдельными деталями (формой тулова, украшением под горлом и т.д,) они схожи с вышерассмотренными группами двуручных кувшинов 20-х – 30-х гг. XVII в. (см. прил., №548–555).  || (с. 20)

        Исключительный интерес представляют две формы двуручного кувшина, выявленные в бумаге 1630 г., — вазы с букетами цветов. Общий размер этих филиграней в три раза больше обычного кувшина. Рисунок изображает вазу с ложчатым туловом на поддоне с уступами, ручки выведены двойной линией. В букете — цветы гвоздики, тюльпаны, нарциссы, ирисы, модные в то время. Подобные вазы с цветами украшали изделия прикладного искусства и были характерны, для XVII в. (прил. №№ 534 , 535). Аналогичной формы вазу с таким же подбором цветов можно видеть и на ковре из шелковой ткани22.

        Анализ филиграней типа "кувшин" четвертого десятилетия XVII в., т. е. 30-х – 40-х гг., позволил выявить следующие данные. Из общего количества 170 рассмотренных знаков выделилось 84 одноручных и 86 двуручных кувшинов, т.е. если в ранее рассмотренный период отмечалось преобладание форм одноручного кувшина, то четвертое десятилетие XVII в. дает (правда, очень незначительное) преобладание знаков двуручных, хотя общее количество филиграней типа "кувшин" значительно меньше, чем в третьем десятилетии (ср. 238 знаков). Среди одноручных кувшинов наибольшее количество знаков наблюдается по-прежнему в первой группе — 61 знак. Основная разновидность группы представлена кувшином на поддоне с одним уступом, на тулове в два ряда расположены буквы, иногда полумесяц или другие украшения, по горлу идет поясок, ручка выведена двумя линиями. Над крышкой — корона с пятью округлыми зубцами,с одной бусиной, над средней бусиной розетка под полумесяцем (розетку без полумесяца на крышке имеют только три знака). Полумесяц; как и в третьем десятилетии, остается украшением подавляющего большинства кувшинов во всех группах. Эти варианты кувшина наблюдались в большом количестве и в третьем десятилетии XVII в. В рассматриваемый период появляется несколько измененных форм этого знака: тулово становится более округлым и увеличивается в размере, увеличиваются также и все украшения на крышке (рис. 20а и 20б). Вое вышесказанное относится и к кувшинам с двумя или тремя бусинами на каждом зубце короны из этой же разновидности.

        Появляется новая форма украшения крышки, на которой вместо пяти обучных округлых зубцов помещено семь. Размер и форма тулова, поддона и ручки те же, что и у кувшина с пятью зубцами на крышке (рис. 21).

        В 30-е – 40-е гг. XVII в. продолжают употребляться кувшинчики той разновидности первой группы, которая возникла в предыдущем столетии; форма украшения на их крышке отличается наличием боковых зубцов (14 вариантов). Как и большинство филиграней этого периода, детали украшения над крышкой у отдельных знаков этой разновидности увеличиваются в || (с. 21) размере, а у некоторых знаков увеличивается и тулово (рис. 22).

 

Рис. 20-22

Рис. 20. Рис. 21. Рис. 22

 

        О филигранях второй группы, представленных в первые три десятилетия одноручным кувшином, под гребешком с розеткой или полумесяцем, можно сказать, что в четвертом десятилетии они выходят из употребления, так как выявлено только три формы этих кувшинов.

        Также исчезают из употребления в четвертом десятилетии кувшины третьей группы, без крышки. Если в третьем десятилетии нам удалось выявить 10 форм их, то между 30-ми – 40-ми гг. выявлена только одна филигрань этой группы.

        Новой разновидностью этого времени (пятая группа) являются одноручные кувшины типа вазы (всего пять). Кувшин такого рисунка в предшествующем десятилетии имел две ручки и входил в группу двуручных кувшинов. Кроме этого отличия, а также новых сочетаний литер на тулове, общий рисунок никаких новых признаков не получил (рис. 23).

        В четвертом десятилетии среди одноручных кувшинов встречаются отдельные разновидности, которые в силу только им присущих деталей, а также малочисленности вариантов не могут быть выделены в особые группы. Таких "индивидуальных" знаков — десять (см. прил. №№ 333, 334).

        Как было указано выше, в четвертом десятилетии двуручные кувшины в количественном отношении занимают равное место с одноручными. Всего — выявлено и подлежит рассмотрению 86 филиграней, из них 8 форм впервые встречены в третьем десятилетии и употреблялись в рассматриваемый пе||(с. 22)риод, а остальные созданы творческой фантазией мастеров 30-х – 40-х гг. Те разновидности двуручных кувшинов, которые составили отдельные группы третьего десятилетия XVII в., продолжают бытовать и в четвертом, но наряду с ними создаются и новые разновидности этого типа знака. Значительно меняется количественное соотношение знаков в группах, если сравнить третье и четвертое десятилетия. Филиграней первой группы из разновидностей двуручного кувшина под пирамидкой из полумесяцев или кружков, бывших в употреблении еще в первом десятилетии, и далее во втором и третьем, теперь осталось всего лишь девять, и можно сказать, что это последние знаки этой группы.

        Разновидность кувшинов второй группы под большой короной в этом десятилетии приобретает новые черты. Рисунок тулова, ручек, поддона становится симметричным и изящным, а корону венчает полумесяц. На бумаге 1635–1640 гг. нам встретилась эта разновидность в пяти изданиях, без вариантов (см. прил. № 456).

        Кувшины третьей группы, для которых характерно сходство с одноручными кувшинами (они под короной, с бусинами на зубцах, их венчает розетка с полумесяцем), употребляются в четвертом десятилетии в значительном количестве — всего новых знаков 15 (см. прил. № 438–442, 444, 446–448 и др.). Варьируется количество зубцов и бусин на короне, а также буквы на тулове. В четвертом десятилетии продолжают создаваться новые разновидности из всех следующих групп третьего десятилетия: восемь новых форм под спиралевидным вытянутым украшением под полумесяцем из четвертой группы; семь форм типа вазы, на крышке которой пирамидка из кружков, а на тулове либо литеры, либо сердце (пятая группа) и три формы кувшина с трилистниками (шестая группа).

        Как и в третьем десятилетии наблюдается употребление двух вариантов большой вазы с букетами цветов (см. прял. №№ 536, 537). Вычурная форма тулова, оригинальные ручки и пышный букет характеризуют эту форму.

        Новая и самая многочисленная группа филиграней двуручного кувшина (21 знак) — восьмая, ей присуща появившаяся в самом начале четвертого десятилетия разновидность вазы о тюльпанами, иногда сильно стилизованными, иногда напоминающими трилистник, от стебля растения отходят листья и иногда бутоны. На тулове вазы помещаются либо сложная фигура с сердцем, либо литеры. Ручки выведены одной линией. Многие знаки сопровождаются контрамарками, хотя, как правило филигрань типа "кувшин" контрамарки не имеет (см. прил. № 505)23. || (с. 23)

       Еще одна новая — девятая группа — совершенно своеобразной формы кувшин, который впервые встречен на бумаге 1627 г. и в последний раз мы находим его в 1636–1637 гг. Поддон, тулово и наверщие украшает оригинальная фигурка, похожая на гребень с округлыми зубцами. На тулове также имеется монограмма

моно.

Ручки выведены либо одной, чаще двумя линиями. Всего этих знаков девять вариантов (см. прил. № 457–465). Как и в каждом из рассмотренных предыдущих десятилетий XVII в., так и в 30-х – 40-х гг. нами встречено 10 оригинальных форм, которые составляют группу индивидуальных форм знаков и специфичны только для этого периода.

 

Рис. 23-24

Рис. 23. Рис. 24.

 

        Можно считать 40-е – 50-е гг. XVII в. последними годами значительного употребления филиграни "кувшин" в бумаге изданий Москвы. Всего встречено 20 разновидностей. Восемнадцать знаков первой группы одноручного кувшина под короной с розеткой и полумесяцем. Общий размер кувшина стал значительно больше по сравнению с предыдущими десятилетиями за счет увеличения всех деталей знака:, поддона, тулова и украшений над крышкой. У пяти знаков поддон украшен рисунком лилии, у шести вариантов на тулове, кроме литер, помещен полумесяц. Отличаются эти.знак сочетанием букв на тулове и формой украшений над крышкой. Семь знаков на округлых пяти зубцах короны имеют по три бусины, и у семи же знаков количество бусин чередуется от 1–3. Только у трех небольших кувшинов, размер которых ближе к формам 30-х – 40-х гг., зубцы короны имеют по одной бусине. Один кувшин отличается от остальных количеством зубцов (их не пять, как обычно, а семь).

        Последний одноручный кувшин этого времени найден нами во Львовском издании 1644 г. Он имеет одно оригинальное отличие от всех рассмотренных нами кувшинов — поддоном ему служит рамка, в которой заключено имя мастера, а может быть прозвище — "gorget" (что означает — рубанок).

        Только одна форма двуручного кувшина встречена нами в промежуток 40 – 50 гг. Общий рисунок этого кувшина близок формам 30 – 40 гг., || (с. 24) он отличается от них лишь сочетанием букв на тулове, относится он к той группе знаков, которые по рисунку близки одноручным кувшинам.

        Во второй половине XVII в. филигрань типа "кувшин" в виде новых разновидностей встречается в московских изданиях чрезвычайно редко, так же редко — на одном, двух листах — вероятно, из залежной бумаги, встречаются более ранние разновидности. Всего за десятилетие 50–60 гг. выявлено семь филиграней "кувшин" — два одноручных и пять двуручных. Примером филиграни "кувшин" из залежной бумаги может служить разновидность двуручного "кувшина", над горлом которого — вытянутое спиралевидное украшение под полумесяцем, а на тулове буквы "GB". Этот знак встречен на одном листе в издании Иверского монастыря около 1656 г. я в Московском Служебнике 1658 г. — на двух листах. Ранние формы этого знака встречаются в промежутке от 20-х до 40-х гг. и входят в четвертую группу двуручного кувшина. Четыре филиграни: два одноручных и два двуручных кувшина, встречены в Киевском издании 1659 г. Рисунок этих знаков отличается от ранее рассмотренных форм кувшинов, и,можно думать, что бумага с этими водяными знаками была либо местного производства, либо приобреталась только Украиной.

        В 1661–1670 гг. филигрань "кувшин" в бумаге печатных изданий Москвы не встречается. Она отмечена только в Патерике печерском, вышедшем в Киеве в 1661 г. Эта разновидность крупного одноручнего кувшина (9,8 см. в высоту), все детали которого перегружены украшениями. Среди них появляется новый, характерный только для этого позднего времени элемент — лилия. Она венчает корону над крышкой, а также помещена на горле кувшина, поддон филиграни украшен двумя розетками.

        В период 70-х – 80-х гг. XVII в. рассмотренная выше разновидность увеличивается в размере до 11,8 см. в высоту и 5,5 ширину. Варианты филиграни этой разновидности встречены в московском издании Пролога 1675 г. и киевском издании Синопсиса 1680 г. Рубежом для этой разновидности в московских изданиях является 1684 г. Позднее филигрань "кувшин" в изданиях Москвы не встречена. В восьмидесятых годах последний раз встречен и двуручный кувшин — разновидность вазы с тремя крупными цветами в киевском издании 1688 г.

        Таким образом 80-е гг. XVII в. являются рубежом, за пределами которого филигрань "кувшин" в изданиях Русского государства не встречена. Возможно, новые находки уточнят отдельные датировки некоторых вариантов, расширят границы употребления разновидностей, так как насто||(с. 25)ящая систематизация представляет собой лишь первую попытку изучения филиграни "кувшин" XVII в.

        Проведя классификацию типа "кувшин" XVII в. и выяснив хронологические периоду употребления отдельных разновидностей, можно перейти к выяснению степени точности датировки их показаний. Вопрос этот чрезвычайно важен при использовании филиграней в источниковедческом анализе. В приведенных нами таблицах 2 и 3 показана сумма филиграней одноручных и двуручных кувшинов в десятилетние промежутки XVII в. В скобках указано количество знаков, встреченных в предшествующем десятилетии. Как явствует из соотношения цифр — таких филиграней немного:

        1 десятилетие — 69 (12) — 7,0 %

        2 десятилетие — 98 (21) — 21,4 %

        3 десятилетие — 238 (14) — 5,8 %

        4 десятилетие — 170 (26) — 15,2 %

        Следовательно, большая часть филиграней употребляется в границах одного десятилетия, и датировка по этим знакам возможна в пределах десятилетия.

        Далее следует указать, что из тех вариантов, употребление которых приходится на два десятилетия, только 12 филиграней из 550 имеют употребление на протяжении 11–15 лет, что составляет около двух процентов.

        Все остальные филиграни захватывают конец одного и начало другого десятилетия. Таким образом, и их употребление не выходит за рамки десятилетия.

        Суммируя изложенное, можно утверждать, что датирующие признаки филиграни "кувшин" обладают высокой степенью точности и не выходят, за единичными исключениями, за рамки десяти лет.

        Итак, мы можем сделать пять основных выводов.

        I. В источниковедении памятников первой половины XVII в. филигрань "кувшин" занимает чрезвычайно важное место. Это определяется преобладанием типа кувшин над всеми другими типами филиграней в бумаге источников русского происхождения 1600–1640 гг.

        II. Общие хронологические границы использования бумаги с филигранью "кувшин" в XVII в. — 1600–1680 гг. Рамки наибольшего употребления — 1600–1640 гг. Для источников второй половины XVII в. этот водяной знак нетипичен.

        Ш. Анализ палеография корпуса филиграней типа "кувшин" XVII в. позволил выявить усложняющуюся эволюцию графики этого типа. Это поло||(с. 26)жение равно относятся к одноручным и двуручным кувшинам. Численное соотношение форм одноручного и двуручного кувшинов изменяется на протяжения 1600–1640 гг. следующим образом: в начале века наблюдается преобладание одноручных кувшинов, к периоду 1630–1640 гг. выявлено количественное равновесие этих форм.

        Эволюция форм одноручных кувшинов выражается прежде всего в изменениях украшений крышки. Для периода 1600–1620 гг. большая часть одноручных кувшинов над короной имеет розетку. В период 1620–1640 гг. она сменяется полумесяцем, а во второй половине XVII в. полумесяц заменяется лилией. Тулово и поддон одноручных кувшинов на протяжении периода бытования филиграни в бумаге получает дополнительные украшения к литерам в виде полумесяца, розетки, лилии.

        Среди двуручных кувшинов в период 1620–1640-х гг. появляется разновидность в виде вазы. В границах 1620–1640-х гг. наблюдается сближение графики форм одноручных и двуручных кувшинов.

        На протяжении XVII в. отмечается постепенное увеличение общих размеров филиграни "кувшин" от 6,5 х 2 см. в первом десятилетия до 11,8 х 5,5 см. к 70–80 гг. Особенно увеличиваются размеры украшений над крышками кувшинов.

        IV. Изменяемость графики разновидностей типа "кувшин", появление в бумаге на протяжении его использования новых разновидностей, время применения которых длилось не более 10 лет, позволяют использовать хронологические показания этих филиграней в источниковедческих целях. Степень точности десятилетней датировки определяется тем, что лишь около двух процентов из всего обследованного корпуса филиграней типа "кувшин" XVII в. имеют срок использования в бумаге до 15 лет. А срок использования 98% филиграней не выходит за пределы десяти лет. Следовательно, филиграни тала "кувшин" могут надежно применяться в практике палеографии и служитъ исследователям в изучении внешней критики источников XVII в.

        V. Атлас, содержащий 600 филиграней, вводит в научный оборот ранее неизвестные филиграни, а также уточняет графику и хронологические показания отдельных филиграней, существующих в литературе. || (с. 27)

 

Таблица 1.

Издания России XVII в. (по материалам отдела рукописей ГИМ)*.

*Во всех изданиях — бумага однородная, за исключением изданий под №№ 54, 123, 140, 143 и 148.

№№

пп

Год

издания

Название

Место

издания

Размер

книг

Кол-во

экзем-

пляров

Общее ко-

личество

филиграней

Количество

филиграней

"кувшин"

1. 1600 Минея общая Москва 10 5 16 16
2. 1602 Служебник Москва 10 9 14 14
3. 1602 Псалтырь Москва 40 3 5 5
4. 1604 Триодь цветная Москва 10 5 17 17
5 1606 Евангелие напрестольное (изд. Радишевского) Москва 10 6 31 -
6. 1606 Апостол Москва 10 1 7 7
7. 1607 Минея служебная (сент.) Москва 10 7 16 16
8. 1607 Триодь постная Москва 40 4 6 6
9. 1607–10 Устав церковный (изд. Радишевского) Москва 10 7 45 -
10. 1609 Минея служебная (окт.) Москва 10 4 10 10
11. 1609 Минея общая Москва 10 5 14 14
12. 1610 Минея служебная Москва 10 9 25 25
13. 1612 Минея служебная (дек.) Москва 10 1 12 12
14. ок. 1615 Евангелие напрестольное Москва 10 3 18 14
15. 1615 Триодь постная Москва 10 1 13 13
16. 1615 Псалтырь учебная Москва 40 3 11 11
17. 1616 Служебник Москва 40 3 13 13
(с. 28)              
18. 1616 Минея общая Москва 40 1 10 8
19. 1618 Октоих (Фофанов) Москва 10 5 33 24
20. 1618 Минея общая Москва 40 2 6 4
21. 1619 Минея служебная (сент.) Москва 40 6 15 14
22. 1619 Минея служебная (окт.) Москва 40 3 4 3
23. 1620 Минея служебная (дек.)  Москва 40 8 17 13
24. 1621 Триодь цветная Москва 10 5 42 40
25.  1621 Триодь цветная Москва 10 4    
26. 1621 Апостол Москва 10 3    
27. 1622 Минея служебная (янв.) Москва 10 7    
28. 1622 Минея служебная (фев.)  Москва 10 5    
29. 1623 Апостол Москва 10 2    
30. 1623 Минея служебная (ноябрь) Москва 40 6    
31. 1623 Служебник Москва 40 3    
32. 1623 Потребник Москва 40 5    
33. 1624 Минея служебная Москва 10 6    
34. 1625 Требник Москва 10 5    
35. 1625 Минея служебная (апрель) Москва 10 6    
36. 1625 Псалтырь следованная Москва 10 1    
37. 1626 Шестоднев Москва 10 2    
38. 1626 Минея служебная (май) Москва 10 6    
39. 1625–1627 Евангелие напрестольное (царская типография) Москва 10 6    
40. 1627 Минея служебная (июнь) Москва 10 6    
41. 1627 Служебник Москва 40 6    
42. 1627 Катезизис Лаврентия Зизания Москва 10 1    
43. 1627–1628 Евангелие напрестольное (царская типография) Москва 10 2    
(с. 29)              
44. 1630 Минея служебная (август) Москва 10 7    
45. 1630 Триодь постная Москва        
46. 1630 Триодь цветная Москва        
47. 1631 Апостол тетр. Москва        
48. 1631 Октоих в 2-х книгах Москва        
49. 1632 Псалтырь Москва        
50. 1632 Псалтырь с восследованием Москва        
51. 1632 Псалтырь Москва        
52. 1632 Евангелие Москва        
53. 1632 Минея общая Москва        
54. 1632 Часовник Москва        
55. 1632 Служебник Москва        
56. 1631–1633 Потребник Москва        
57. 1630–1633 Утсав (или око церковное) Москва        
58. 1633 Устав церковный Москва        
59. 1633 Евангелие учительное Москва        
60. 1633 Евангелие напрестольное Москва        
61. 1633 Служебник Москва        
62. 1633–1634 Псалтырь Москва        
63. 1634 Псалтырь с восследованием Москва        
64. 1634 Апостол тетр. Москва        
65. 1634 Псалтырь Василия Бурцева Москва        
66. 1634 Азбука Василия Бурцева Москва        
67. 1634 Часовник Москва        
68. 1635 Триодь цветная Москва        
69. 1635 Триодь цветная Москва        
(с. 30)              
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
      Москва        
               
               
               
               
               
               
               
               
               
               

 

-----

1. Briquet C.-M. Le filigranes Geneve. 1907.
2. Гераклитов А. А. Один из бумажных водяных знаков XVII в. Сборник статей по русской истории, посвященных С. Ф. Платонову. Пт., 1922. С. 305–313; Клепиков С. А. Бумага с филигранью "Герб города Амстердама" // Записки отдела рукописей библиотеки им. Ленина. М., 1958. Вып. 20. С.315–352; Он же. Бумага с филигранью "Голова шута" // Там же. М., 1963. Т. 26. С. 405–478; Он же. Филигрань "Рожок", ее история я опыт анализа ее эволюции. 1314–1600. // Археологический ежегодник за 1967 г. М., 1969. С. 59–67; Клепиков С. А., Кукушкина М. В. Филигрань "Pro patria" на бумаге русского и иностранного происхождения // Сб. статей и материалов БАН СССР по книговедению. М.; Л., 1965. С. 83–188; Mošin V. A. Yrozdanovič. Agneau pascal. Belgrade. 1967. Piccard G. Ochsenkopf – Wasserzeichen. Stuttgard. 1966.

3. Mošin V. A. Talijč C. M. Vodeni znakovi XIII i XIV vijeka. Zagrab. 1957, NN 6827–6894.

4. Briquet C.-M. Idem. NN 12464–12473; 12е43–12844.

5. Лихачев Н. П. Палеографическое значение бумажных водяных знаков. СПб., 1899. № 3677 — 1350 г.

6. Он же. Бумага и бумажные мельницы в Московском государстве. М., 1891. №№ 198–201.

7. Briquet C.-M. Idem. NN 12476–12915.
8. Тромонин К. Я. Изъяснение знаков, видимых в писчей бумаге. М., 1844.
9. Каманин І., Витивитська О. Водяні знаки на напері украінських документов XVI–XVII вв. Киів, 1923; Laucevičius E. T. Popierius Jietuvoje XV–XVIII a. Vilnius, 1967; Гераклитов А. А. Филиграни XVII в. на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963; Churchill W. A. Watermarks in Paper in Holland, England, France etc. in the XVII and XVIII Centuries and Their Interconnections. Amsterdam. 1935; Heawood E. Watermarks, mainly of 17-th and 18-th centuries. Hilversum. MCML. (Monumenta chartal papyraceal historiam illustratia. Vol. 1).

10. См. сноску на с. 24 в указ, работе А. А. Гераклитова.

11. Гераклитов А. А. Указ. соч. С. 23.
12. Heawood E. Ibid. №№ 3593–3691.

13. Николаевский П. Ф. Московский печатный двор при патриархе Никоне // Христианское чтение. М., 1890. Т . 1, 2. С. 129. || (с. 36)

14. Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 191о. С. 142–143.

15. Briquet C.-M. Idem. Vol. IV. P. 711.

16. Гераклитов А. А. Указ. соч. С. 23, 236.

17. Лихачев Н. П. Палеографическое значение... С. VI.

18. См. Три работы С. А. Клепикова, указанные в прим. 2.

19. Резцов Н. А. Бумага в России 100 лет назад // Писчебумажное дело. 1912. № 1–3, 5

20. Лихачев Н. П. Палеографическое значение... Т. I. С. LXXXIV.

21. Mošin B. Anchor watermarks. Monumenta... Vol. XIII. Amsterdam. 1973.

22. Средневековые персидские художественные ткани. Каталог выставки Эрмитажа ближнего Востока. Л., 1971. Рис. 4.

23. Среди индвидуальных форм одноручных кувшинов встречена ваза с тюльпаном. Но можно предположить, что это поврежденный знак с утраченной ручкой. (см. прил. № 514).